Премьера Дж.Верди "Аида" (опера)

«Аида» - одно из лучших созданий великого итальянского гения. Она была заказана правительством Египта по случаю открытия Суэцкого канала. Вначале Верди отказался, но, познакомившись со сценарием оперы, согласился взяться за работу. Поставлена она была в Каире в 1871 году с огромным успехом. Глубокий драматизм конфликта, выразительность музыкальных характеристик, необычайная пластичность мелодики, богатство полифонического развития и оркестрового колорита — все это ставит данный оперный опус Верди в один ряд с величайшими образцами мировой оперной классики.

Вместе с тем, «Аида» по праву считается и одной из сложных как в постановочном плане, так и в плане исполнения вокальных партий. Поэтому сценическое воплощение такого масштабного полотна для любого творческого коллектива серьезная проверка на зрелость. У известного тандема в лице народного артиста Узбекистана и Азербайджана режиссера Фирудина Сафарова и народной артистки СССР дирижера Дильбар Абдурахмановой уже был опыт совместной постановки «Аиды» в 1997 году на сцене ташкентского Большого театра, которая имела большой успех. Однако с тех пор прошло почти двадцать лет. За это время выросло новое поколение поклонников оперного театра, появились новые мировые театральные стандарты. И когда театру пришел госзаказ на «Аиду», Сафаров с энтузиазмом приступил к ее постановке, выразив, на сей раз, современное отношение к спектаклю.
В «Аиде» личная драма развёртывается на широком, красочном фоне монументальных массовых сцен, пышных шествий, танцев и гимнов.

Беспощадным силам противостоят душевная красота и стойкость главных героев - Аиды и Радамеса: их любовь выдерживает все испытания, не отступая даже перед смертью. Поэтому Сафаров подошел к этой постановке с новых идейно-творческих позиций, построив спектакль на контрастах между массовыми сценами и камерными. Исторические события здесь стали фоном для личной драмы героев любовного треугольника, а война обострила их чувства. Ставя спектакль, режиссер стремился превратить этот мелодраматический сюжет в психологически точный и глубокий рассказ о любви Аиды и Радамеса, которая обречена, чтобы зрители увидели их яркие выразительные образы, поверили в их чувства и взаимоотношения, сопереживали, испытывали катарсис.
Сафарова справедливо называют режиссером-новатором, во всем и везде исходящим из музыки. Вот и в новой постановке он нашел немало новаторских решений. Так, впервые в мировой практике, он выводит на сцену главных героев уже на вступлении к опере, в котором сжато изложен конфликт драмы: Аида появляется на собственной теме - хрупкой, прозрачной мелодии скрипок, рисующей ее женственный, любящий образ. Она пришла на встречу с Радамесом, но вынуждена спрятаться от верховного жреца Рамфиса, появляющегося на неумолимо противостоящей ей грозной теме жрецов, которая растет и ширится, захватывая весь оркестр, но нежная тема любви все-таки побеждает. Рамфис уходит, а на сцене появляется Радамес, к нему и устремляется Аида. Именно ей он и поет романс «Милая Аида», мелодия которого согрета искренним чувством.

Оригинально решена сцена «Судилища» (шестая картина четвертого акта) – один из наиболее драматичных эпизодов оперы, в котором верховный жрец Рамфис выносит приговор - изменник будет живым погребен в подземелье. Режиссер, в отличие от мировых стандартов, выводит закулисный хор жрецов на сцену, а Амнерис, охваченная противоречивыми чувствами (то грозит Радамесу страшным мщением, то страстно молит богов о его спасении), медленно спускается в зрительный зал. Она обходит сцену, наблюдая за судом над своим возлюбленным, страдает, мечется, пытаясь защитить его от приговора жрецов, и ничего не может поделать, в отчаянии проклиная бесчеловечность жрецов.

В финальной заключительной сцене оперы представлено еще одно режиссерское решение, отсутствующее у Верди, когда на просветленной, воздушной мелодии большого дуэта Аиды и Радамеса «Прости, земля, прости, приют всех страданий», обессиленные влюбленные ползут навстречу друг другу по полу подземелья, разгребая камни вопреки смерти, которая не сможет их разлучить. Эта великолепная и трогательная сцена впечатляет до мурашков на теле. Смотреть ее без слез невозможно. И таких режиссерских находок в новой постановке немало.

Сафаров сделал яркий спектакль, в котором потрясающие монументальные сцены храма и площади, вовсе не подавили интимность дуэтов-диалогов. Нынешнюю «Аиду» отличает общая высокая постановочная культура, хороший вкус и стилевое единство. Великолепны декорации заслуженного работника культуры Узбекистана, главного художника театра Зубайдулло Батырова оформление которого, органично сочетаясь с замыслом постановщика, активно участвуют в раскрытии глубоко драматического конфликта спектакля. У Батырова есть чувство меры, стиля. Его декорации – это подлинный Египет. Здесь учтены и архитектура, и живопись, и монументальные скульптуры, включая красочную роспись на стенах гробниц и пирамид Древнего Египта.
Главное в оформлении спектакля заключается в том, что, при всей его яркости, в нем нет официального парадного блеска, оно является органическим компонентом всего спектакля. Даже в монументальных декорациях преобладает белый цвет, который с различными оттенками точечно высвечивается софитами во время действия той или иной сцены спектакля.

Нельзя не отметить костюмы, предложенные заслуженным художником Ассоциации «Искусство народов мира» Лабар Палвановой. Они передают не только ощущение Древнего Египта, но и дух эпохи.

Органично вплетаются в действие и танцы (балетмейстер заслуженный артист Узбекистана, народный артист Каракалпакстана Замир Нурымбетов). Особенно хороши, полные изящества и грации, танцы жриц в храме.

Немало способствовало успеху спектакля и удачное решение массовых сцен, ведь мелодическое богатство «Аиды» выявляется и в очень ярких хоровых номерах оперы. Это большая хоровая сцена посвящения Радамеса - восточный хор жриц, величественный героический хор жрецов «Боги, победу дайте нам», хор рабынь Амнерис во втором акте, воины в триумфальном марше, а также драматически насыщенные хоры пленных эфиопов. Самое приятное впечатление оставил хор невесомой молитвой в храме Вулкана и четким рокотанием на коротких нотах в сцене «Судилища».

Словом, все хоры спектакля звучат стройно, интонационно чисто (главный хормейстер народный артист Узбекистана Сулейман Шадманов, хормейстер Наталья Куприянова). К этому следует добавить и сценическую выразительность хоровых сцен оперного спектакля.
Однако успех «Аиды» был бы далеко не полным, если бы основные образы оперы не получили подлинно художественного воплощения. В этом проявились богатое воображение, хороший вкус Сафарова, его умение раскрыть перед артистами свои творческие замыслы. Он много и упорно работал с ними, давая очень точные и убедительные советы, которые помогли созданию ярких сценических образов.

Один из них - самый глубокий и драматический - образ Аиды, показанный Верди в неуклонном развитии. Если в начале оперы Аида предстает покорной рабой Амнерис, скрывающей от всех свою любовь к Радамесу, то по мере развертывания событий в пленнице пробуждается героический дух борьбы, горячее стремление вырваться на свободу. В этом ключе и трактует Аиду лауреат международного конкурса Марина Полякова, певшая ее в первом премьерном спектакле. Она подкрепляет свой образ и вокальной партией, полной контрастов, — от трогательной нежности до страстной патетики.
Аида-Полякова наделена сильным и смелым характером. Она порывиста, темпераментна, способна безраздельно отдаться своему чувству. Артистке больше удаются те сцены, где ее героиня мечтает о возвращении на родину, где в ней пробуждается ненависть к угнетателям.

Партия Радамеса – мечта любого тенора. Однако она не только желанна, но и невероятно трудная, драматическая. Ее поет ведущий солист театра, лауреат международного конкурса Неъмат Синхабиби. Он очень хорошо чувствует своего героя, показывая его благородство, решительность, самоотверженность, честность, искренность. Его Радамес не может схитрить или притвориться, слукавить или выгадать что-то для себя – это очень мужественный человек. Что касается трудностей партии, то она, к примеру, сразу начинается с романса «Милая Аида», предъявляющего максимум требований к исполнителю. Этот вокальный номер насыщен и богатой динамикой, и высокими нотами, и различными настроениями, вдобавок его финальный си-бемоль на пиано чего стоит. Исполнить все это не так-то легко. Да и в дальнейшем партия египетского военачальника непростая. Синхабиби не только прекрасно справился со всеми ее вокальными трудностями, но и оживил сценический образ Радамеса теплотой и искренностью. Свободно и мощно льется голос певца, как в соло, так и в развернутых ансамблях. Отличные внешние данные, обаяние, мужественность, искренность чувств как нельзя лучше соответствуют сценическому образу персонажа.

Созданный лауреатом международного конкурса Яникой Багрянской образ Амнерис - большая удача и театра, и актрисы. Он колоритен и ярок. Её Амнерис – это переплетение противоречивых чувств, среди которых любовь всё-таки оказывается выше ревности, обиды, мести. Но в момент прозрения уже ничего нельзя изменить. Артистка глубоко раскрывает сменяющиеся чувства и настроения своенравной и страстной египетской царевны. Если в начале оперы она, прежде всего, оскорбленная дочь фараона, то в финале это страдающая и любящая женщина, отчаяние которой глубоко и неподдельно. У нее красивый голос, насыщенный характером, чистый, поддержанный исполнительской экспрессией, способный для выражения страстей, тайны, тоски, стремления очиститься. Эта партия требует от исполнительницы большого самообладания, чувства меры, актерского мастерства. Багрянская обладает не только всеми этими качествами, но еще и музыкальностью, и ярким артистизмом. Вспомним терцет с Радамесом и Аидой из первой картины или развернутый дуэт с Аидой из третьей. А какие яркие тембровые краски нашла певица для своей героини, например, в сцене «Судилища» сумев подняться до высот подлинного трагизма, так она молит о спасительной любви, и так трудно устоять перед этой обволакивающей силой, и так хочется ответить ей любовью…

Убедителен и правдив в образе гордого и отважного эфиопского царя Амонасро заслуженный артист Узбекистана Ринат Титеев. Актерски он очень интересен, ярок, эмоционален. Артист подчеркивает обреченность, трагизм своего героя, а также высокое чувство чести и достоинство. Во имя отчизны, во имя дочери борется он с могущественным Египтом и знает, что обречен, что не победит, но не сдается. Амонасро в исполнении Титеева и трагичен, и неожиданно лиричен.

Мягкий голос певца звучит в этой партии мужественно, раскрывая сильный, волевой характер Амонасро. С большой задушевностью Амонасро-Титеев рисует перед Аидой картину родной земли, но, услышав, что любимая дочь отказывается выпытать у Радамеса путь, по которому пойдут египетские войска, он преображается, - перед Аидой человек, для которого она стала врагом. Амонасро проклинает дочь. В голосе певца звучат металлические, жесткие ноты, его интонации становятся властными, гневными. У Амонасро-Титеева нет иной веры, кроме веры в победу, нет иной жизни, кроме борьбы.

Как всегда удовлетворил своим отточенным профессионализмом заслуженный артист Узбекистана Кирилл Борчанинов, создавший в спектакле образ верховного жреца Рамфиса ярким и внушительным. Он удачно сочетает театрально-сценическую выразительность исполнения с прекрасным вокальным мастерством. Каждое слово, каждый жест продуман и взвешен. Ничего лишнего – все соразмерно. Красиво и ровно звучит голос артиста, отличающийся прекрасным бархатным тембром и теплотой интонаций. Отмечу его безупречное чувство партнера. Хороша и игра артиста – яркая, очень эмоциональная и властная. Ему удалось повергнуть в благоговейный страх своих слушателей. В этом сказались и профессионализм певца, и его артистизм. Впрочем, в любой партии Борчанинова критики отмечают сочный красивый, льющийся широкой волной певучий бас и безупречные актерские данные.

Царь Египта, враждующий с Эфиопией, получился у заслуженного артиста Узбекистана Хатама Юлдашева, очень властным, как и подобает настоящему царю. Убедительно в маленькой партии Гонца, требующей крепкого голоса, прозвучал Александр Полонский.

Замечательно звучит оркестр. Партитура оперы прочитана Дильбар Абдурахмановой глубоко, вдумчиво и увлеченно. Музыка Верди звучит в необычайно тонкой и талантливой интерпретации, раскрывая все волшебство звуков оркестра и вокала с их накалом страстей, трагизма и абсолютной гармонии. Скрупулезная работа Абдурахмановой, дав прекрасные результаты, показала, как много зависит от того, кто стоит за пультом. Ей удалось добиться сочного, драматически насыщенного звучания оркестра.

Премьера «Аиды» - большое событие в культурной жизни столицы Узбекистана. И некоторая эйфория от успеха вполне понятна. Спектакль получился монументальным, выразительным, красивым, зрелищным, музыкальным, впрочем, как и все лучшие постановки тандема Ф.Сафаров-Д.Абдурахманова, отличающиеся стройностью, единством замысла, крепким ансамблем. Это серьезная и содержательная работа. «Аида» смотрится с интересом, во многом увлекает, волнует. И в этом большая заслуга премьеры шедевра Верди, которую зрители оценили бурными и продолжительными овациями.


Инесса Гульзарова, музыковед.

27 мая 2017

Галерея

Касса театра: (+99871) 233-90-81, 232-19-48
Главный администратор: (+99871) 233-33-36
Заместитель директора по зрителям: (+99871) 233-32-21
Адрес театра: 100029, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Зарафшон, 28
Тел./факс: (+99871) 233-35-28, E-mail: info@gabt.uz, gabtuzb@mail.ru

Facebook: https://www.facebook.com/gabtnavoi/
Telegram: https://t.me/gabtuzb
Telegram отзывы: https://t.me/otziv_gabtuz