Пьеса длиною в век: Жизнь и история Большого театра имени Алишера Навои

Осенью прошлого года Большой театр Узбекистана открыл свой девяностый, юбилейный сезон. И вот уже почти век театр продолжает работать, несмотря ни на что. Hook.report решил вспомнить, как зарождался театра и как обстоят дела у него сейчас.

Акт первый: Зарождение великого
──────────
История театра имени Алишера Навои начинается в двадцатые годы прошлого столетия и неразрывно связана с именем выдающегося человека Кари-Якубова, ставшего впоследствии первым народным артистом Узбекистана. Он собрал вокруг себя талантливых народных певцов, музыкантов, танцоров и рассказчиков. Изначально не было никакого театра, труппы, не было даже профессиональных артистов, которые где-нибудь обучались, все они были талантливыми самоучками. Так появился его ансамбль, который в последующем разросся до целого национального театра.
Ансамбль выступал с концертной программой, имея в репертуаре до 300 номеров. В 1923 году группа гастролирует не только по городам и кишлакам Узбекистана, но и едет в Москву на сельскохозяйственную выставку, а в 1925 году выступает на Всемирной выставке декоративного искусства в Париже.


В 1927 году ансамбль совершает четырехмесячную поездку по СССР, посетив Москву, Ленинград, Казань, Баку, Киев, Уфу, где с успехом дает концерты и знакомит общественность с этнографическими богатствами узбекского народа.
В конце этого же года ансамбль берется за постановки первых музыкальных спектаклей, представляющих собой одноактные драмы, и перед зрителем появляются: «Халима» Зафари, «Фархад и Ширин» Хуршида, «Лейли ва Меджнун», «Аршин Мал-алан» Гаджибекова, «Ризаворчи» Камарлинского.

 

7 ноября 1929 года постановлением Совета Народных Комиссаров УзССР ансамбль объявлен Узбекским Государственным музыкальным театром Наркомпроса УзССР. Кари-Якубов стал первым директором и художественным руководителем, а танцевальную труппу возглавила талантливая танцовщица Тамара Ханум. Этот день считается днем рождения ГАБТа.
К этому времени в театре насчитывается уже 60 человек, из которых 16 — женщины. Их в труппу искала Тамара Ханум, агитировала присоединяться к ним и стать артистками. Однако сталкивалась со сложностями — это была пора паранджи, снимать которую было опасно. Не говоря уже о том, чтобы идти в артистки. И трагедии случались — одну из участниц труппы зверски убил брат за то, что она сняла паранджу и ушла из дома.

Акт второй: Становление ГАБТа
──────────
Несмотря на то, что выступления узбекских артистов получали высокую оценку жюри и зрителей, театр очень нуждался в квалифицированных кадрах. Для этого была создана первая узбекская оперная студия. Она открылась в 1935 году при Московской консерватории, в первом наборе было 19 человек, из них шесть женщин.
Среди них были сам Кари-Якубов и Мухтар Ашрафи. Хотя эти артисты и были признаны публикой, но они понимали, что им не хватает профессионализма. Многие из них не знали элементарного — нотной грамоты.

Жизнь театра шла полным ходом, ставились премьеры спектаклей, театр был популярен. Но у него не было постоянного места, где можно было проводить репетиции и ставить спектакли. Строительство здания для театра началось в 1939—1940 годы, но было прервано Второй мировой войной и возобновилось весной 1943 года.
Здание возводилось по проекту академика Щусева. На стройку съезжались народные мастера со своими учениками, и их имена выбиты на мраморных досках. В ноябре 1945 года на завершающем этапе были привлечены японские военнопленные, трудившиеся под руководством Арсланкулова над резьбой по ганчу.
«Когда к нам приезжают туристы из Японии, их маршрут обязательно проходит через наш театр. Им очень интересно посмотреть на труды своих соотечественников. Они знакомятся с историей строения театра, мы устраиваем концерт для них. И они всегда довольны нашим приемом», — рассказывает художественный руководитель ГАБТа имени Алишера Навои и заслуженный деятель искусств Узбекистана Эльдар Сарварович Азимов.

Строительство завершилось в 1947 году. Труппа переселилась из старого здания театра имени Свердлова, где они теснились с Русским оперным театром. Недели через две в новое здание перешел и Русский оперный театр. 16 марта 1948 года произошло объединение узбекского и русского театра под названием «Узбекский Государственный ордена Трудового Красного Знамени театр оперы и балета».
Одним из самых важных и ярких событий истории театра стала премьера первой узбекской оперы «Буран» Мухтара Ашрафи, которая состоялась 11 июня 1939 года. Она открыла новую страницу в истории национального музыкального театра. Постановка этой оперы режиссером Эмилем Юнгвальдом-Хилькевичем стала поворотным событием в культурной жизни республики.
В 1944—1956 годах труппа театра работала над постановкой «Кармен» и «Искателей жемчуга» Жоржа Бизе, «Пиковой дамы» и «Евгения Онегина» Петра Чайковского.
Репертуар в 1950—1960 годах был весьма большим — около ста произведений узбекских, русских и западно-европейских композиторов. Среди них есть знаменательные постановки: в 1960 году театр поставил оперу Верди «Аида», которая не сходила со сцены 50 лет и шла до 2010 года.

В 1969 году вышел балет Мухтара Ашрафи «Амулет любви», который был удостоен государственной премии УзССР имени Хамзы.
В 80-е годы театр поставил 29 премьер. Наиболее замечательной стала постановка балета Меликова «Поэма двух сердец», которая в 1982 году получила искреннее признание зрителей и на родной сцене, и на гастролях ГАБТа в Москве и Баку.
В эти же годы года поставлена опера Сергея Прокофьева «Огненный ангел». Судьба этой оперы трагична — она не увидела сценического воплощения при жизни композитора. Да и потом спектакль ставили в мировых театрах, но не на родине автора. В СССР оперу не принимали, и ни один театр не брался за ее постановку.
Однако в интерпретации ГАБТа эта опера произвела фурор в московской театральной среде во время гастролей 1986 года. От узбекского театра никто не ожидал такого.
Уже в современной истории, в 1991 году, центральное телевидение решило снять «Огненного ангела» для показа на «Евровидении», съемочная группа отсняла спектакль, и в 1993 году он был показан на конкурсе.

Акт третий: Новейшая история и те же проблемы
──────────
С момента образования и создания театр пережил множество изменений, он никогда не стоял на месте, развивался и двигался вперед. Театр продолжает работать и сейчас, но самая главная его проблема и по сей день — нехватка финансирования.
«Театр готов ставить как можно больше премьер, но желания не всегда соответствуют возможностям. Композиторы с удовольствием предоставляют нам либретто, постановщики и зарубежные композиторы очень любят с нами работать, они с радостью к нам приезжают. Сейчас в стране большой дефицит оперных режиссеров, поэтому приходится привлекать зарубежных. Например, «Демон» и «Кумуш» были поставлены заслуженным деятелем искусств России Иркином Габитовым. Но все упирается в финансы. Иногда некоторые постановки невозможны из-за нехватки финансирования», — рассказывает художественный руководитель ГАБТа Эльдар Азимов.
У театра есть свой огромный архив, который должен перерасти в музей. Но открытию мешает все та же проблема — нет денег.

 


«Очень надеюсь, что в скором времени у нас будет музей. На данный момент этот вопрос стоит на повестке дня под первым номером. Много людей посещают наш театр каждый день, приходят не только на спектакли, но и посмотреть на само здание театра, узнать его историю. Часто у нас проводятся экскурсии по театру. Летом к нам приезжала «Астана опера», показывали оперу «Абай». Постановщики итальянцы, декорации шикарные, все сделано в Италии, на самом высоком уровне. Видно, что туда вложили много денег. И это очень красиво смотрится.
Потом приехал «Астана балет», они обошлись малым. У них был только экран, фоновые зарисовки и тому подобное. Но это все равно смотрелось очень красиво. В наш театр мы тоже хотим такие технологии. На каждый спектакль делаем новые декорации, а на самом деле все эти декорации можно заменить одним большим экраном. Он придаст и динамики, и красочности выступлению. Нужно всего один раз потратиться на это и потом не заморачиваться с декорациями», — делится Эльдар Азимов.
«В театре есть все условия для комфортной работы, мне очень нравится здесь. Но, если честно говорить, то финансово нас не особо поддерживают — за такую отдачу и физическую нагрузку нам мало платят», — признался один из артистов балета театра.
Сейчас театр финансирует в основном государство. Участвуют и меценаты со спонсорами, которые вкладывают свои деньги в некоторые проекты. Но все это резиденты страны — иностранцы не заинтересованы в финансировании ГАБТа.


Акт четвертый: Работа несмотря ни на что
──────────
Театр не смог бы прожить ни дня без своих артистов, которые преданны своему делу. Ни нехватка финансирования, ни изнурительный и сложный график не останавливают труппу.
«Бывают сложности в плане загруженного графика, но если ты действительно любишь свою профессию, то никакой усталости не заметишь и от каждого дня будешь получать неимоверное удовольствие. Как говорят, найди занятие себе по душе, и тебе не придется никогда работать.
Танцевать в нашем театре — это большая честь, это огромное счастье. Потому что все, кто идет учиться в хореографическое училище, мечтают попасть на сцену Большого. Мне доверяют танцевать соло и ведущие партии, и я понимаю всю ответственность, которая лежит на моих плечах. И мне очень хочется оправдать надежды моих педагогов, наставников и не подводить руководство балетной труппы нашего замечательного театра. Хочется поднять уровень нашего балета. За те годы, которые мы были в Туркестане, у нас немного упал уровень, труппа развалилась. Надеюсь, что наше поколение сможет вернуть уровень балета на ту высоту, которая была раньше», — солистка балета Эльвира Юсупова.

 

«В театре служат! И служить любимому делу — это удовольствие!
А сложности и трудности бывают, это есть везде и во всем, без этого никак. В этом театре служили мастера своего дела, великие артисты. И я очень горжусь, что служу в этом театре», — солист балета Данияр Хасманов.
«Многие думают, что танцевать в театре — не мужская профессия. Но на самом деле это очень сложная работа, которая требует большой отдачи и большого мастерства. И не каждый может с этим справиться», — артист балета Камрон Имомов.
Кроме того, театр держится на зрителях, именно их заинтересованность и любовь к театру и искусству дают силы работать артистам, балетмейстерам и постановщикам.
«Все травмы, все проблемы, все сложности, все это окупает то ощущение, которое ты получаешь на сцене. И когда ты отыграешь спектакль и сидишь весь обессиленный, это многого стоит. Спектакль всегда окупает все затраты. Все это окупается энергетикой зрителя — его аплодисментами, его поддержкой.
Помню случай, когда в зрительном зале сидело всего 50 человек от силы. И тогда я поняла, что в благодарность этим зрителям хотелось танцевать еще лучше. Поблагодарить их за то, что они уделили время нам, что они пришли, смотрят наш спектакль. И это очень приятно. Сколько бы зрителей не было в зале», — отметила Эльвира Юсупова.

Насколько молодой коллектив в театре? Уступают ли дорогу молодым, подающим надежды талантам?
Как рассказывают артисты балета, в коллективе у них много молодых артистов. Им доверяют даже сольные партии. Есть и артисты, ученики хореографического училища, так как в некоторых сценах спектаклей нужны артисты кордебалета меньшего возраста.
С артистами оперы дела обстоят немного иначе — сольные партии исполняют в основном артисты среднего или уже более пожилого возраста. Но и молодых артистов там предостаточно. В основном они поют в хоре, но постепенно сменяют «старичков» в сольных партиях. Также при театре есть детская студия «Солнышко», где обучают детский хор для выступлений на сцене театра.
«К сожалению, у нас в Консерватории нет отдела музыкальной режиссуры, где бы готовили музыкальных режиссеров для оперы, и это очень большой пробел. Поэтому к нам приходят ребята, которые окончили Консерваторию и пробуются стажерами. Они посещают уроки по сценическому мастерству, учат языки, на которых будут в дальнейшем петь.

Некоторым из них мы даже доверяем постановку или перепостановку спектаклей, оперу «Ригалетто», например, помогал ставить наш стажер. Оперой «Кумуш», «Садокат» дирижируют наши стажеры. Молодежь активно участвует, доверяем, ведь нужно думать о перспективах, смене поколений», — рассказывает Эльдар Азимов.

Акт пятый: Как будет развиваться история
──────────
Что касается репертуарной части, то и тут ГАБТ двигается вперед. Скоро Ташкент ожидает премьера «Сельской чести» Масканьи. Сейчас труппа размышляет над классикой узбекской оперы «Диларом» Мухтара Ашрафи.
Среди желаний труппы — поставить балет на музыку Дмитрия Янов-Яновского «Тонавар» и «Спартак» по постановке Григоровича под его собственным руководством. У театра в принципе много планов и идей.
Бытует мнение, что в театр ходят только люди среднего и пожилого возраста, а молодое поколение совсем не интересуется театрами в силу развития технологий и обилия другого досуга. Вымрет ли из-за этого театр? Артисты театра с этим не согласны. Да и зрители не только люди в возрасте, но и молодежь и иностранцы. А как раз старшее поколение посещает театр все реже.

Эльвира Юсупова:
«Я думаю, что театр никогда не вымрет. Это не кино, не мультик, тут все вживую. От живой игры исходит энергетика, и зритель всегда это чувствует. И ощущение, когда зритель сидит и видит все это вживую, не на экране, сохраняет театр на протяжении стольких лет. Театр — это канон, может, вымрет кино или мультфильм, но театр никогда. Это то, что всегда нужно».

──────────
Текст: Ширин Юсупова
Редактура: Дарина Солод
Корректура: Елена Грюкалова
Фото: Юрий Полянский
Архивные фото предоставлены администарцией ГАБТа

30 января 2020

Галерея

Касса театра: (+99871) 233-90-81, 232-19-48
Главный администратор: (+99871) 233-33-36
Заместитель директора по зрителям: (+99871) 233-32-21
Адрес театра: 100029, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Зарафшан, 28
Тел./факс: (+99871) 233-35-28, E-mail: info@gabt.uz, gabtuzb@mail.ru

Facebook: https://www.facebook.com/gabtnavoi/
telegram:  https://t.me/gabtuzb