Рахим Мирзакамалов: - Мечтаю петь Риголетто

Наверное, не будет преувеличением, если сказать, что последние десятилетия в мире ознаменованы бурным расцветом оперного искусства. Возможно, этому способствуют певцы, способствующие популяризации оперы на мировой сцене, выпускающие альбомы, которые мгновенно поднимаются на первые строчки европейских чартов. Но как бы то ни было, на сцене нашего ГАБТа им. А. Навои появилось немало молодых интересных исполнителей. Рахим Мирзакамалов  один из них. Молодой артист пришел в театр в 2008 году. За это время успел исполнить большое количество партий.

Рахим Мирзакамалов: - Сейчас работаю над «Фаустом» - это новая постановка, где буду петь партию Валентина. Это брат Маргариты, которая влюблена в Фауста. Это одна из главных партий в опере. Нельзя, конечно, назвать это персонаж ключевым в том смысле, что он решает что-то в самой истории «Фауста». Это брат, который очень любит свою сестру, который ее оберегает, по-братски ревнует и не допускает ее связи с Мефистофелем. Мефистофель делает все, чтобы ее обворожить. Валентин - это настоящий солдат, с солдатским характером. И как военному человеку ему важны законы чести.  Каватина Валентина - это целая молитва богу о своей сестре. С просьбой спасти и сохранить его сестру. Партия небольшая, но вокально не легкая.

Вопрос: - Большая конкуренция в театре среди баритонов?

Рахим Мирзакамалов: - Не думаю, что у нас большая конкуренция. На того же Валентина у нас трое исполнителей. Это Народный артист Узбекистана  Аваз Раджабов, Руслан Гафаров и я. Имеется ввиду, что у нас несколько составов исполнителей этой оперы.

Вопрос: - Зритель так устроен, что он требует определенной достоверности. То есть, если  какой-то персонаж должен быть молодым, то он ждет молодого исполнителя. Да, уже в процессе спектакля , опытный артист заставит его поверить в происходящее. И зритель может принять. Но поначалу он некоторое время должен привыкнуть, чтобы принять.

Рахим Мирзакамалов: - Да, бывает такое. К сожалению, не все подвластно голосу. У нас есть молодые голоса – баритоны. Но партия может быть настолько трудной, что молодому баритону еще рано исполнять ее. Ее должен исполнять мэтр. Тот, который владеет вокалом на 100 процентов. Есть такие моменты. Ну и бывает другое, когда  не из кого выбирать, не так уж много исполнителей определенного нужного типа голоса. К сожалению, такие моменты тоже встречаются.

Вопрос: - Какой требуется певческий опыт, творческий багаж, чтобы сказать, что вот такую-то партию, я могу исполнить легко?

Рахим Мирзакамалов: - Тут все индивидуально. У всех голос разный. Кто-то может раньше созреть, кто-то позже. Я, например, еще в консерватории учился и еще не был даже стажером, но пел здесь партию Онегина. Мне было 22 года. Бывают певцы постарше, но не могут еще. Тут у всех  по-разному. Чем ниже голос, тем он позже складывается. А остальное – навыки, и во-первых, это школа, конечно, желательно, чтобы она была правильной. Где правильно ставят голос, подачу звука и т.д. То есть, это наша техническая сторона вокала ну и плюс правильно подобранный репертуар. Певец, который только пришел, буду говорить о себе, я пришел сразу на партию Онегина и сознаюсь, и мне было очень трудно. Я помню день, когда я пел спектакль и мне нужно было выходить на финальную сцену, но я чувствовал, что уже очень сильно устал, но за счет того, чему меня научили педагоги, я сразу уже в голове начал вспоминать их наставления и побежал на сцену. И даже мой концертмейстер, которая знает меня с самого детства, она даже сказала, что когда я пел предпоследнюю сцену, она думала, что последнюю я уже не смогу.  Она тогда сказала, -И, вдруг ты вышел и начал петь так, как будто только начал петь спектакль. Есть много советов педагогов, которые запоминаются на всю жизнь, и всегда пользуешься ими на сцене.

Вопрос: - Что нужно делать, чтобы на таком большом спектакле  и артист, и его состояние, и голос, не подустали к концу представления?

Рахим Мирзакамалов: - Развивать выносливость. Она нарабатывается годами, партиями и правильным подходом. Есть такие самородки, которые от природы умеют петь, у них поставлен голос, педагог слегка с ними поработал, поставил все на место, а голос уже снизу доверху уже весь правильный. И встречаются  такие режиссеры, дирижеры, которые этим злоупотребляют и дают молодому певцу то, что ему еще рано петь возрасту и здесь певец может споткнуться, может потерять голос, может перепеть, может сорвать голос, может просто половину спектакля спеть, а на вторую его просто может не хватить. Нет голоса. Поэтому не нужно сразу хватать большие партии. Нужно начинать с маленьких ролей, привыкать к сцене, чувствовать ее. Мы когда учимся, поем ведь в классе. А в классе все по-другому. На оперной сцене все по-другому. Выходишь на большое пространство и даже не узнаешь свой голос. Иногда это провоцирует на крик. А кричать нельзя, нам нужно петь. Мы же в классе привыкли, что у нас большой голос, и вдруг выясняется , что на сцене-то его нет. И начинаешь кричать, а голос утомляется, когда кричишь.

Вопрос: - Как бережете свой голос?

Рахим Мирзакамалов: - Ну вот так вот и берегу (смеется).  Слышите, какой хриплый? Простыл. Холодное нельзя пить.  Опять-таки у всех по-разному. Мой педагог – народный артист Узбекистана Куркмас Мухитдинов пил даже зимой ледяную воду. Он всю зиму мог ходить в одной кожаной курточке с шарфиком и не простывать. Нараспашку.

Вопрос: - Существуют ли особые продукты питания, необходимые оперному певцу?

Рахим Мирзакамалов: - Артист должен хорошо питаться, чтобы были силы, пища должна быть богатая витаминами, белками. Беречь себя, высыпаться. Для вокалиста очень важен сон. То есть отдых. Связки должны отдыхать.  Но я по натуре много разговариваю, мы с Рамизом Усмановым  по гороскопу - стрельцы и потому, болтуны.  Хотя много разговаривать не рекомендуется. В день спектакля  вообще репетиции не проводятся. Немножко распеться обычно достаточно. Голосовым связкам нужен покой.

Вопрос: - Многие спектакли поются на иностранном языке. В какой степени вы владеете тем или иным языком?

Итальянским языком я владею, я его изучал, но сходу разговаривать вряд ли получится, но понимать его, я понимаю. У нас есть старшие певцы, которые никогда не изучали итальянский язык, но они его знают. И когда приезжают на гастроли иностранные певцы, общаешься с ними, и они прекрасно понимают нас.  И текст произведений, их перевод,  естественно знаем, запоминается.  И когда слышишь итальянскую речь, вдруг начинаешь  ее понимать.

Вопрос: - Некоторые оперы переведены на русский. Исполняются на русском. Некоторые исполняются на языке оригинала. На языке оригинала петь лучше?

Рахим Мирзакамалов: - Естественно. Удобнее. Потому что композитор изначально писал на том или ином языке. Мы, в основном, чьи произведения исполняем? Пуччини, Верди, Доницетти, Россини. Они такие композиторы, которые, можно сказать, владели вокалом. Они не были певцами, но владели вокальным искусством. Верди, например, был баритоном и безукоризненно владел вокалом. Они понимали, когда писали, чтобы  все гласные пропевались на верхней ноте. А в русском переводе, соблюсти  это немножко сложно. Мы стараемся, но есть много «но».

Вопрос: -  Что хотелось бы исполнить?

Рахим Мирзакамалов: - Я сейчас готовлю «Риголетто». Сам. Я до этого говорил, что к каким-то партиям нужно приходить постепенно. И партия Риголетто считается для баритона - высший пилотаж, сложнее можно сказать,  нет. Есть сложные партии, да. Есть такая тенденция пугать баритонов партией Риголетто.  Это когда просят не торопиться. Иначе можно потерять голос. Это партия на выносливость. Опера идет 3,5 часа и Риголетто почти 3,5 часа, не уходя со сцены, поет. Очень трудная партия, но я мечтаю ее исполнить, преодолеть этот барьер, вот такое есть желание. Я ее исполняю в классе, репетирую, но вот на сцене пока еще нет. Мне 34 года и можно потихоньку подходить к Риголетто.

Мечты движут человеком, воодушевляют его на активное действие, побуждают к самореализации. Артистом тем более. Здоровое честолюбие, талант, работоспособность – это то, что делает артиста артистом и позволяет достичь своих целей,  а еще – желание что-то дать миру и зрителю. Рахим всем этим обладает и, надеемся, что все у него получится. От всей души желаем ему удачи!

 

 

 

5 марта 2020

Галерея

Касса театра: (+99871) 233-90-81, 232-19-48
Главный администратор: (+99871) 233-33-36
Заместитель директора по зрителям: (+99871) 233-32-21
Адрес театра: 100029, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Зарафшан, 28
Тел./факс: (+99871) 233-35-28, E-mail: info@gabt.uz, gabtuzb@mail.ru

Facebook: https://www.facebook.com/gabtnavoi/
telegram:  https://t.me/gabtuzb