Тайны света и тени на сцене

 

С чего начинается работа по световому оформлению спектакля? Есть ли разница в создании световой партитуры для оперы и для балета? Ответы на эти и другие вопросы в материале, посвящённом одному из самых магических цехов нашего театра.

Мы не случайно назвали этот цех магическим, ведь работники электроосветительного цеха могут творить чудеса - зажигать звёзды в опере «Небо моей любви» М.Бафоева, метать молнии в балете «Жар-птица» И.Стравинского, обрушить на сцену ливень и снегопад в совместной узбекско-японской постановке оперы «Юдзуру» («Журавлиные перья») Дан Икума. Старожилы театра частенько вспоминают постановку оперы «Аида» Дж.Верди в 60-е годы прошлого века. Тогда в третьем действии во время свидания главных героев Аиды и Радамеса на берегу Нила у храма Изиды - на сцене… струилась вода! 

Об истории цеха

В архивах музея театра не сохранились сведения о первых осветителях. Да, вероятно, их и не было. В качестве осветителей выступали добровольные помощники или сами актёры, не занятые в тот момент на сцене. Позже, когда труппа обрела статус Государственного Узбекского театра оперы и балета, когда были осуществлены постановки первых опер и балетов, появился цех, ведающий осветительной аппаратурой и электробутафорией (да-да, все люстры, настольные лампы, подсвечники и канделябры на сцене также находятся в ведении сотрудников цеха).

Заведующими электроосветительным цехом были замечательные мастера, бесконечно преданные профессии, стремившиеся создать такую атмосферу на сцене, что зрители заворожённо внимали каждому звуку, каждому движению артистов, очарованные игрой света и тени среди великолепных декораций. В театр осветители приходили разными путями – кто-то случайно заглянул и остался, не устояв перед возможностью попробовать свои силы в качестве театрального «Прометея», кто-то родился и вырос в семье работников театра, с младенческих лет впитав магию сцены, кто-то, однажды побывав на спектакле, раз и навсегда решил для себя проблему выбора профессии. Среди осветителей, а также художников по свету, работавших в театре «от и до» на протяжении всей своей жизни, начинавших ещё в старом театре «Колизей», а затем осваивающих рабочее пространство в новом здании ГАБТ - Александр Владимирович Бесклубов, фронтовик Георгий Павлович Асриянц. Позже вахту продолжили Юрий Матвеевич Яковец, Владимир Александрович Бесклубов. Отметим, что работали они вместе с замечательными художниками-сценографами, выдающимися мастерами, такими, как Народные художники Михаил Гвоздиков, Мели Мусаев и Владимир Рыфтин,  Заслуженные деятели искусств Туйгун Шарахимов и Георгий Брим, художник-сценограф Вячеслав Фесько. В соответствии с художественными замыслами сценографов художники по свету создавали свои световые партитуры, уникальные «световые сценарии».

В наши дни хранителем творческих традиций мастеров прошлого является нынешний заведующий электроосветительным цехом, художник по свету Владислав Жураковский.

Сила света

- Представить спектакль без декорации, костюмов, грима возможно, а вот без света вряд ли. Свет на сцене - одно из важных художественно-постановочных средств, свет помогает воспроизвести место и обстановку действия, перспективу, создавать необходимое настроение, иногда в современных спектаклях свет является почти единственным средством оформления. Как утверждает наука - 70% информации человек получает визуально, поэтому выводы можете сделать сами - насколько важен свет. Театральный свет великолепно создаёт оптические иллюзии и может изменить сцену практически до неузнаваемости, расширив или углубив её зрительно. Освещение отлично изображает такие природные явления, как закат, рассвет, молнии и прочее. Для решения подобных задач существует масса способов. Создается все это путём установки горизонтального, фронтального, бокового освещения, переносного комплекта аппаратуры, установки различных проекционных и других аппаратов, дым машин. Причём развитие осветительной техники и всей сценической продукции в целом постоянно приводят к появлению новых методик. Сегодня искусство ставить театральный свет представляет собой целый комплекс средств и приёмов, благодаря которым может быть создана и воплощена любая идея автора, художника, режиссёра, балетмейстера. Свет создаёт настроение на сцене, как и в жизни. Зальём сцену тёмно-синим, и мрачные чувства охватят всех присутствующих. А можем, наоборот, создать такое радостно-тёплое состояние, ощущение праздника, что оно ещё долго сохранится в душе каждого зрителя и артиста. Мы можем сделать световые акценты, установить специальные фильтры и сразу выделить силы Добра и Зла, чтобы юные и неискушённые зрители могли сразу сориентироваться в происходящем на сцене действии. – Владислав Жураковский обстоятельно рассказывает о работе цеха, подробно отвечая на все вопросы.

- Аппаратура в театре стационарная, если что-то и переносится, то только на сцене, за пределами сцены мы ничего не используем. В 1998 году была поставлена большая партия различной осветительной техники из Японии. Очень многое из того, что было поставлено более 20 лет назад, мы успешно используем и поныне. Прожектора следящего света, проекционные аппараты, рампа – всё в рабочем состоянии, как видите. В 2011 году театр вновь получил большой комплект звуко-и видео аппаратуры.

- Какую аппаратуру Вы используете во время концертов проекта OPENAIR?

- Мы не используем театральное оборудование на OPEN AIR. Используется аппаратура прокатных компаний, она несколько отличается от театральной по техническим и другим параметрам. При необходимости, театр осуществляет техническое сопровождение, (силовое подключение, оформление, архитектурное освещение здания и т.п.), а само здание театра, хорошо знакомое большому количеству людей, как внутри страны, так и за ее пределами, в подобных мероприятиях, выступает в роли своего рода «декорации».

Да будет свет

- На каком этапе художник по свету подключается к работе над спектаклем?

- На мой взгляд, чем раньше, тем лучше. Мы всегда в тесном контакте с главным художником Зубайдулло Батыровым, режиссерами, балетмейстером. Иногда, для лучшего освещения требуется перемещение декорации, отдельного станка и т.д.  Возникает множество других нюансов. И здесь требуется коллективное решение этих задач. Потому повторюсь, чем раньше мы подключаемся, тем всем удобнее, и нам в том числе. После того, как все декорации готовы и развешены, начинается монтировка света по картинам. Для этого выделяется достаточно большое время. На сцене отсутствуют актёры, работают лишь технические службы, художник, режиссер или балетмейстер. Пишутся световые позиции, выстраиваемся концепция спектакля с учетом пожеланий всех участников. Все световые сценарии записываются и в электронном, и в обычном виде. Какая аппаратура, сколько и где будет стоять, куда направлена и когда будет включаться – всё это фиксируется. Далее уже на прогонах осуществляется корректировка и «чистка». На сегодняшний день, в театре представлена широкая линейка световой аппаратуры, светодиодные приборы, динамические прожектора, проекционные аппараты, проектор, и многое другое.

- Есть ли различия в создании световой партитуры для оперы и балета?

- В создании самой партитуры нет. Она в целом универсальна для всех театров. Есть различия в постановочном освещении. Все зависит от задач, поставленных режиссером или балетмейстером. Есть определенные, можно сказать,  академические законы освещения. В частности, на балетные спектакли используется на порядок больше аппаратуры. Это связано с постоянным перемещением артистов балета по всей сцене, в то время как в опере больше акцентов на фрагменты декорации. Далее. В опере необходимо создать такие условия, чтобы певцы, в первую очередь, хорошо видели дирижёра. Здесь мы используем более яркий свет. В балете необходимо подчеркнуть, как балерины танцуют на пуантах, создать такой свет, чтобы они видели зал, ведь это очень важно при исполнении различных па классического танца – пируэтов, фуэте. Свет надо выстраивать предельно чётко, поэтому мы тщательно просчитываем процент освещения,  боковые прожектора фильтруем, ведь танцовщикам необходимо видеть пол – прыгнуть наугад они могут, а вот чтобы приземлиться без проблем нужно, чтобы площадка была ровно залита светом. Иногда артисты балета выходят на сцену в полной темноте, в таких случаях мы используем специальные светящиеся маркеры, чтобы балерина в темноте могла точно встать в центр квадрата размером метр на метр, который затем будет освещён лучом света. Зрители все эти детали не видят. 

Из тени в свет перелетая

- Мы говорили много о свете, а в каких спектаклях представлена игра теней, точнее – светотени…

- Например, в новом спектакле «Риголетто» Дж.Верди. Там, как раз в самом начале, на сцене стоят передвижные карты Таро, за которыми танцуют балетные пары. Зрители видят не самих артистов балета, а их тени – силуэты. Есть несколько спектаклей, в которых солисты танцуют или двигаются за тюлем или шифоном, и только один луч работает с балериной или актрисой, в этих сценах главная задача – сделать так, чтобы силуэт за тканью был виден, как можно чётче, например, в балете «Лебединое озеро». Кстати, последняя картина балета «Баядерка» так и называется – «Тени».

Не лица разнятся, но свет различен

- За последние пару десятков лет на сцене театра выступали труппы из многих стран. Как выстраивалась работа с гастролёрами?

- Иногда гости приезжали со своей командой осветителей, тогда мы были на сопровождении. Когда приезжал один специалист, то мы работали вместе и это был замечательный опыт, полезный во всех отношениях…

 - А какие спектакли, созданные в сотрудничестве с коллегами из-за рубежа, запомнились больше всего?

- Все были интересными и запоминающимися по-своему. Спектакли Московского Большого театра, Мариинского, балет Бежара… На всю жизнь запомнил спектакль «Юнона и Авось» Иркутского музыкального театра, мы ведь никогда не работали с мюзиклами. Ещё был спектакль про журавлей с японским режиссёром – постановочный процесс длился всего неделю. Мы сделали всё по секундам, у каждого прожектора стоял осветитель с секундомером. Запомнилась сцена со снегопадом – снежинки были в виде скрученных бумажек, так вот они падали и кружились в таком быстром темпе, что удалось создать эффект снежного завихрения. Мы сейчас так и работаем – с посекундным движением света.

Свет знаний

- Трудно переоценить опыт совместной работы. А была ли возможность стажировки именно по специальности «художник по свету»? И сразу ещё один вопрос - где учат по этой специальности?

- У нас таких специальных школ нет. Сам я окончил Политехнический институт, получил высшее техническое образование. Ведь в нашей специальности жизненно необходимо знание базовых основ физики. Есть элементарные вещи, без знания которых в электроосветительном цехе работать просто опасно, например, надо знать, сколько приборов можно включить в одну розетку, мы ведь работаем с электричеством большой мощности – от 2000 Вт и более. Помимо работы в театре, я десять с лишним лет занимался компьютерной графикой и дизайном, освоил графику 3D, знаю не понаслышке, что такое смешение цветов и как это сделать.

Что касается стажировки. Два года назад руководство театра нашло возможность откомандировать трёх сотрудников – главного инженера, начальника машинно-декорационного цеха и меня в Москву. Нам представилась замечательная возможность посетить Большой театр РФ, посмотреть работу всех служб, познакомиться со специалистами в различных областях, увидеть, как они решают те или иные задачи. Несколько идей мы уже приняли на вооружение и сейчас с успехом используем в нашей работе. Своими глазами я видел, как работает с режиссёрами по свету выдающийся хореограф Юрий Николаевич Григорович. Он приходит, представляет своё видение той или иной сцены, и художник по свету начинает выстраивать именно тот «голубой свет» в «Лебедином озере», какой нужен балетмейстеру-постановщику, просчитывая все технические параметры с учётом возможностей оборудования. Тогда же познакомился и общался с замечательными художниками по свету – Сергеем Шевченко, Михаилом Николаевичем Соколовым. Эти люди приезжали с труппой Большого театра на гастроли в Ташкент ещё в 80-х годах прошлого века. Что говорить, в цехе освещения и электронного оборудования этого грандиозного театрального предприятия работают 100 человек! Эта командировка стало мощной информационной встряской для меня, и я благодарен руководству театра за возможность сделать такой шаг вперёд в плане профессионального роста.

- Что бы Вы могли пожелать тем, кто мечтает стать создателем световой партитуры, работать в электроосветительном цехе ГАБТ?

- Учитесь и приходите. Это очень интересная профессия, помимо чисто технической стороны, вы сможете изучить оперу и балет, ведь, чтобы правильно сделать световой план, необходимо, как минимум, знать сюжет, чтобы создать определённый образ, нужно слушать музыку, которая характеризует того или иного героя. Вы познакомитесь с талантливыми артистами нашего театра и зарубежными труппами, приезжающими на гастроли и международные фестивали. Но, чтобы работать у нас, необходимо только высшее образование, потому что уровень квалификации и ответственности требуется очень высокий.
Мы приглашаем всех желающих посетить наш театр, окунутся в мир оперы и балета, увидеть все собственными глазами.

В статье использованы фотографии из архива музея театра.

Пресс-служба ГАБТ им.А.Навои при содействии музея театра.

11 ноября 2019

Галерея

Касса театра: (+99871) 233-90-81, 232-19-48
Главный администратор: (+99871) 233-33-36
Заместитель директора по зрителям: (+99871) 233-32-21
Адрес театра: 100029, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Зарафшан, 28
Тел./факс: (+99871) 233-35-28, E-mail: info@gabt.uz, gabtuzb@mail.ru

Facebook: https://www.facebook.com/gabtnavoi/
Telegram: https://t.me/gabtuzb